Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Публициcтика Человек - это разумное живое существо
Но можно разбудить в нем и злого хищного зверя, однако это - дело неблагородное и опасное

Сегодня в современном, сильно испорченном капиталистами и любителями больших денег, мире почти трачены важные морально-этические ценности. Судя по всему, остались лишь цели, потребности. Большое количество людей на разных континентах как следует обзавелись глубинными инстинктами животного мира. С начала появления человека звериное (животное) начало (говорят, что их, как минимум, три – биологическое, животное и духовное) родителями загоняется вовнутрь, где оно может оставаться длительное время. Даже до конца жизни человека. Чтобы сохранить этого зверя в состоянии глубокого сна или относительного спокойствия, существуют законы общества, а также культура, религия, морально-этические нормы, обычаи, традиции. Всего не перечесть.  Однако, странным является тот факт, что как только позволяют обстоятельства, зверь в человеке просыпается сам и начинает активно действовать. Чего можно ожидать от такого внутреннего проснувшегося зверя, мы уже знаем не понаслышке. Меня упорно преследует мысль о том, что все, происходящее сегодня в разных странах, – это превалирование животного, звериного начала в человеке. Причем оно – звериное начало – проявляется везде и во всем, даже в быту. Если повнимательнее присмотреться к окружающему нас миру, то, я уверен, можно найти не один десяток случаев, когда зверь начинает активизироваться и реализует свое предназначение. Раньше зверю противопоставляли идеологию в рамках однопартийности.
 Нам известно, что сутью любой партии является идеология. Однако, сегодня идеология почти перестала играть доминирующую роль в борьбе за власть. Теперь мы наблюдаем, как важнейшую особенность идеологии, – разделение общества, как минимум, на две группы – на «своих» и «чужих», –  и это стало в обществе отрицательным фактором. Объединяющая роль идеологии (как это было в СССР) отвергается большинством населения, которые склоняются к восприятию универсальных ценностей и принципов классической демократии, как возможных элементов, которые могут установить равновесие среди членов общества. Они, быть может, наивно полагают, что таким образом смогут полностью реализовать свои способности.
 Еще одним немаловажным фактом является то, что религия, вслед за идеологией, уже утратила или теряет свою роль фактора подготовки общества к серьезным переменам. Говоря простым языком, сегодня уже  невозможно совершать революции, опираясь на религиозные принципы, как это случилось в Иране в конце 70-х годов ХХ века, в Алжире в начале 80-х годов того же столетия. Она – религия, - независимо от желаний своих последователей и самой сути существования религиозности, превращается в один из компонентов движения недовольных, обиженных, обездоленных, одним словом, оппозиции к власти. Я думаю, что она может претендовать только на временную замену существующей идеологии перемен в развивающихся арабско-африканских странах. Но это вряд ли сможет стать двигателем революционности, ибо такая ситуация имеет как положительное, так и отрицательное содержание. Положительное приводит к инертности масс, отрицательное, что важно для большинства религиозных фанатов и «исламофобов», исключает установление власти по религиозному признаку.
 Людям просто надоело постоянно находиться в состоянии борьбы за собственное существование, а желание протестовать приводит к проявлению звериного начала, животного инстинкта. Когда мы говорим о зверином в человеке, мы вовсе не имеем намерение кого-то оскорбить. Мы все такие – разумные животные. А когда нас покидает разум, то в нас просыпается зверь. Его пробуждению способствует отсутствие политического чутья у многих государственных мужей.
 Говоря о сегодняшнем дне, можно констатировать, что позиция США и СЕ по отношению к недавним событиям в арабских странах, мягко говоря, не до конца ясна. В выступлениях политического руководства США в лице президента и госсекретаря четко прослеживается сомнение в своих решениях, даже после ухода Х. Мубарака нет ясных ответов на вопрос: чего же хотят США от этого беспокойного региона?
 До сих пор не определены приоритеты США в ближневосточной внешней политике. Изменилось не только время, но потерпели крушение авторитарные режимы, на которые США и Запад делали ставку. Отсюда высокая ответственность и, как следствие, путаница в выражениях. Частое изменение точек зрения свидетельствует, скорее всего, о том, что известные  мнения и оценки поверхностны. Те, кто их озвучивает, по всей видимости, не были готовы максимально точно определить свои позиции в этом регионе. Одно ясно: США вынуждены отказаться от однозначной поддержки авторитарных режимов на Большом Ближнем Востоке. Единственным исключением пока является стратегический партнер и ближневосточный форпост США – Израиль, который сегодня все больше нервничает и, быть может, даже страдает от революционных изменений в соседних странах.
 Почти виден свет в конце палестино-израильского «тоннеля», увеличивается вероятность исполнения мечты арабов об освобождении оккупированных Израилем в 1967 году, в результате шестидневной войны, территорий. Вместе с тем становятся  опасными в регионе реальные намерения Ирана закрепить свое влияние в мусульманском мире за счет   создания Палестинского государства. Тем временем, уже нет уверенности в том, что США будут вовлечены в войну, если таковая начнется. Все понимают, что никто в мире не готов к таким кардинальным изменениям ситуации. Ни у манифестантов, ни у власти не было и до сих пор нет каких-то заранее подготовленных решений, намерений, проектов. Разрушено все прежнее (это дело самое легкое, и поэтому все начинается с него), а что конкретно надо делать дальше, какую систему власти создать – никто не берется прогнозировать.
 Испокон веков для того, чтобы управлять людьми, придумано множество вариантов влияния на поведение человека, на создание из него послушного, терпеливого раба, подданного или гражданина. Все уже испробовано. Мы остановимся только на следующих вариантах: на идеологии и партийности. Исторический опыт развития мира однозначно направляет нашу мысль на тот важнейший аспект, что партии и принимаемые ими на вооружение идеологии работают вовсе не на благо всего населения, не на консолидацию всех членов общества, а, скорее, на продвижение своих партийных кадров на важные должности в госструктурах. До следующих выборов. Это почти полностью противоречит основам даже  самой завуалированной демократии. Демократия не предполагает разделения граждан на «своих» и «чужих». Для нее все равны. Критерии демократии в максимальной степени универсальны, и могут одновременно служить интересам всех. Может быть, партии (обычно в Евространах) как-то прокладывают путь к власти и добиваются этой цели более или менее прозрачно и в рамках демократических механизмов (например, в Англии, США, Франции, Германии).
 Но там не происходит разделения общества на несколько ярко и повседневно враждующих между собой лагерей, хотя члены победившей во время выборов партии имеют некоторое преимущество.
 Разделение людей по партийной принадлежности, как правило, негативно отражается на взаимоотношениях членов общества или оно – различие – с каждым днем становится более взрывоопасным.
  Как показывает история развития человеческого общества, партийность, активность членов партии не имеет постоянного характера. В зависимости от существующих обстоятельств, они – партийность и активность - могут увеличиваться или уменьшаться. На Востоке, где люди привыкли к авторитаризму, невозможно полностью соблюсти демократические правила сосуществования. Есть серьезное несоответствие демократических ценностей местным условиям, менталитету населения. Этот факт никто не может отрицать, ибо все происходит в реальном времени. В результате, фактически, страдает все общество в целом. Одна партия видит в другой не противника или конкурента в борьбе за власть, а врага, которого следует уничтожить. Последнее практикуется и сегодня. А чтобы кого-то убить, унизить, и как следует проучить, нам необходимы звериные свойства. Если эти свойства почувствуют «свободу», то  посадить их обратно на свое место – дело архисложное. Поэтому обстоятельства, в которых может проявиться звериное начало в человеке, упорно диктуют нам всем сохранить это  начало в зародыше. Ведь некоторые звери временами, в состоянии возбуждения и агрессии, отличают своих от чужих. Им главное, проявить свой характер, освободиться от отрицательных эмоций, серьезного дискомфорта в своем сосуществовании. Поэтому в такие некритические моменты не приходится искать идеи получше.
 Спрашивается: откуда взяться демократическим, общественным идеям, если зверя в человеке уже разбудили – «хором» и одновременно. В такой ситуации почти невозможно загнать зверя обратно. Значит, нам следует научиться жить с звериным чувством. Все-таки оно – звериное – нам не чуждо, и никому его не нейтрализовать. Посему следует заниматься усмирением и перевоспитанием звериной составляющей человека исключительно своими, местными, средствами. Время прививки от этой «болезни» упущено мировым сообществом. Но… все-таки вместе даже в аду весело!
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 14.03.11 | Просмотров : 3841

Рекомендуем