Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Религия Нет одной веры против другой
(Большая часть напряженных взаимоотношений между людьми разной веры лежит в плоскости религии – созданной ими самими на основе своих видений и потребностей времени. Однако путать веру с религией и делать неправильный вывод является самым серьезным пороком всех обществ, где имеются разные религиозные структуры).

В противовес всему этому историческому недопониманию стоит понятие «толерантность», «терпимость». Однако корни толерантности не следует искать в самой религии. Это бесполезное занятие и к хорошим результатам оно никогда не приводило и вряд ли приведет. Основы религиозной терпимости находятся там, где, практически, отсутствует национализм, где любовь к родине и своему народу, а также глубокая вера в избранного Бога не обусловлены присутствием ненависти к другому народу, людям другой национальности. В противовес всему этому историческому недопониманию стоит понятие «толерантность», «терпимость». Однако корни толерантности не следует искать в самой религии. Это бесполезное занятие и к хорошим результатам оно никогда не приводило и вряд ли приведет. Основы религиозной терпимости находятся там, где, практически, отсутствует национализм, где любовь к родине и своему народу, а также глубокая вера в избранного Бога не обусловлены присутствием ненависти к другому народу, людям другой национальности. Что касается собственно религиозной толерантности, то она является составной частью общей системы взаимоотношений в обществе, где, как правило, в той или иной степени имеют место быть национализм и религиозный экстремизм. Главное заключается в том, удается ли сохранить общественные отношения в равной удаленности как от национализма, так и от религиозного экстремизма. Это сверхтрудная задача политиков, которые по вполне объективным причинам практического характера не могут найти и предложить обществу приемлемый вариант. Но безрезультатные поиски ведутся столетиями. Дело в том, что между национализмом и патриотизмом (религиозным экстремизмом и толерантностью) имеется глубокая пропасть, из которой только при крайней необходимости может «вынырнуть» лишь посредственность. Именно она не устраивает многих, и люди стремятся загнать эту серость обратно. Тогда оба варианта – и национализм (религиозный экстремизм), и патриотизм (толерантность) существуют независимо друг от друга. Такое неустойчивое состояние общества, в котором царит национализм, и где-то в уголке приютилась религиозная толерантность, скорее искусственно созданное исключение, чем нечто позитивное, что могло бы быть принято большинством населения той или иной страны как универсальные правила сосуществования.
Предваряя вопрос о сути национализма и патриотизма, как важных определителей религиозной толерантности или религиозной ненависти, я полагаю, что у патриотизма, как явления искренней, независимой любви к собственному народу, нет образа врага, значит, он освобожден от большого и глубокого переживания и приложения собственных усилий, и на него не давит «груз» национализма. Патриот, по сути, не может раздвоиться, т.е. быть одновременно патриотом и националистом или быть религиозным экстремистом. Последнему слову почти всегда приписывают крайне негативный смысл. Хотя экстремизм по своему словарному значению является простым неприятием веры другого человека, что далеко не одно и то же, что и радикализм, и терроризм в религии. Все вероисповедания, как основы появления разных религиозных структур, как целой системы предписаний, правил, запретов, позволений, являются взаимотерпимыми. Нет одной веры против другой. Каждая вера появляясь, существовала и может существовать независимо, не мешая друг другу, поскольку объект веры – Бог, неделим. Только пути к нему могут быть разными, что и находит свое описание и отражение во многих священных писаниях – Торе, Библии, Коране, буддийских трактатах. Именно нескончаемый процесс поиска путей приближения к Богу является главным в развитии и сохранении разных религий. Этот процесс, как свидетельствует история возникновения религий, часто приводит к делению религии на несколько направлений, деноминаций, сект, церквей. Как бы странно ни звучало, часто это разделение является одним из важных факторов долголетия важнейших положений религии.
Исходя из логики вышесказанного, можно уверенно говорить о том, что в абсолютном большинстве случаев только религии, т.е. структуры проявления веры, могут иметь в своем составе и в отношении к другим религиям много противоречий. Религиозные системы взглядов на мир, как правило, серьезно отличаются друг от друга. Однако скрытые в каждом человеке разные мотивы вероисповедания объективно не могут стать на пути другого человека, с другой верой, поскольку она - вера является внутренним духовным состоянием человека, делом сердца, и туда, по всей вероятности, двери закрыты.
За последние годы очень много и правдиво говорят о толерантности, религиозной терпимости в Азербайджане, связывая это со многими факторами: нашей историей, традициями, даже политикой. Не исключая роль этих немаловажных факторов в проявлении религиозной терпимости, я убежден в другом. Мы – азербайджанцы веротерпимы потому, что мы – не националисты. Плохо это или хорошо, но эта черта характера столетиями не претерпела изменений. Она лежит в основе нашего образа жизни, поведения, наших отношений с представителями других народов, других религий. Это главный аргумент в пользу продолжительной и стабильной толерантности азербайджанцев. Это в их крови, в их генах. Даже там, где стоило бы проявить национализм или религиозную нетерпимость, у азербайджанцев это не получается, или она бывает недостаточной по определению. Мы не можем надолго считать кого-то из других народов своим вечным врагом или считать себя непримиримым противником кого бы то ни было. Это наследие получено от наших предков, и мы не в состоянии изменить это коренным образом. История народов, населяющих кавказский регион, подтверждает, что у них - наших далеких и не очень далеких предков, не было врагов среди народов Кавказа: ни с грузинами, ни с армянами или народами Северного Кавказа проблем не было. Их устраивала дружба с каждым из этих народов и этносов. Кроме того, общеизвестно, что исторически сложилось так, что у азербайджанцев немало наследников от смешанных браков. Азербайджанские мужчины, в отличие от женской половины часто могли брать в жены женщин из среды других народов и этносов и обзаводиться детьми. Такой «порыв» души имеет место даже в нынешних неблагоприятных для долгой и содержательной дружбы условиях. Мы имеем то, что имеем, хотя многие считают такое поведение нашей слабостью, непозволительной забывчивостью, уступчивостью. Пусть каждый думает как ему удобно. Думать не запретишь. Даже всемогущим богам не удается заставить разумного человека не думать. Но я полагаю, что сложившаяся веками религиозная и даже этническая терпимость исходит из одного источника – отсутствие национализма, главным условием существования которого является образ врага с другой верой, другой национальностью. Патриоты, т.е. не националисты лишены всех этих, я бы сказал навязчивых пороков жизни и быта большинства наций современного мира.
Если мы искусственно станем на путь дрессировки в самом себе чувства национализма, то, уверен, оно, «кусаясь», будет неуклюже улыбаться и стыдиться, как плохой актер, у которого не хватает опыта, внутренней собранности сыграть свой идеал. «Идеал» должен сидеть внутри самого человека и лишь оттуда диктовать свою волю и добиваться нужного результата. Нам, к счастью, этого не дано, и, слава Богу, что мы не больны национализмом, нет у нас ненависти к другим народам. Этот важнейший атрибут нашего народа и стал краеугльным камнем нашей религиозной толерантности, дружеских взаимоотношений с последователями разных религий. Я мог бы привести массу примеров и сравнить наш народ с другими народами, даже единоверцами. Но мой патриотизм и, следовательно, религиозная терпимость не позволяет делать этого. Внутренний настрой моего сердца, подчинившего себе и мой разум, как следствие, создает новые эмоции – устойчивое чувство любви к человеку другой веры и национальности. Я искренне предпочитаю оставаться таким как есть. Это наше неотъемлемое право и, что немаловажно, достаточно существенная часть достоинства нации в целом. Я уверен, что, несмотря на вызванные обстоятельствами временные яркие вспышки, похожие на национализм и религиозный экстремизм, многие из вас думают и поступают также как наши предки и абсолютное большинство соотечественников в Азербайджане и за его пределами, проявляет религиозную и национальную терпимость, за что светлые умы других народов ставят нас в качестве примера в области религиозной терпимости.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 14.07.11 | Просмотров : 3034

Рекомендуем