Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Политика Третий путь - старая Евромодель
Народы современной Европы готовятся к испытаниям на прочность!?

Как бы отвечая на многочисленные электронные обращения читателей, хотелось бы еще конкретнее сформулировать свое отношение к происходящим событиям в современной Европе. Конечно, имеются несколько мнений, подходов и политико-финансовых прогнозов на счет ближайшего будущего стран Евросоюза, ныне находящихся в эпицентре как политических, так и экономических, социальных и финансовых потрясений.
Вместе с тем, не вдаваясь в подробности всего комплекса причин нынешнего многоликого кризиса, я хотел бы остановиться только на главном, сущностном, аспекте того, что, в конечном итоге, привело старушку Европу к глубочайшему финансовому, политическому и социальному кризису.
Одни читатели считают изложенное в моих предыдущих статьях правдивым и соответствующим современному состоянию дел в Европе. Другие полагают, что финансовый кризис в Еврозоне не зависит от состояния экономики США, где капитализм развивается несколько другими путями. Третьи читатели задаются вопросом: чем же отличается еврокапитализм от американского капитализма?
Вообще, с принципиальных позиций, все читатели правы. Пока нет конкретных ответов ни на один вопрос. Но они должны быть. Все мы понимаем, что существуют причинно-следственные взаимосвязи любого события, в том числе касающегося положения дел на Европространстве, где имеются вполне конкретные, исторически обоснованные, причины происходящего.
Осталось лишь одно: найти и вынести на суд читателей самые важные из этих причин, попытаться вернуться к тому времени, когда и как началось и по какому пути пошло социально-экономическое развитие Европы после Второй мировой войны, и к чему Европа пришла сегодня. Тогда мы сможем уяснить для себя то, чем обусловлен нынешний глубокий финансовый кризис. Конечно, столь более обширный вопрос не рассматривался в моей предыдущей статье "Новая Европа без капитализма". Там была лишь постановка самой проблемы. Однако, на самом деле, еврокапитализм, ставший главной идеей создания Евросоюза в начале 60-х годов прошлого века, еще тогда существенно отличался от капитализма по-американски. Это имело как политическую, так и экономическую подоплеку. В основу идеи Евросоюза должны были быть заложены правила и законы развития и создания нового общества, находящегося в равной удаленности как от капитализма, так и от социализма.
Исследователи политической истории Западной Европы знают, что такой путь развития тогда назывался гибридным, т.е. неким синтезом двух общественно-политических систем эволюции, и этот гибрид должен был быть более привлекательным для остального мира (основные положения такого синтеза, как мы знаем, нашли свое место в развитии Югославии времен И.Б.Тито). В то время левое движение в странах Западной Европы было намного сильнее, чем остальные. Разгром фашизма и создание новой геополитической ситуации на Европейском континенте, в свою очередь, существенно изменили политическую и экономическую систему всей Европы. Чтобы остановить начавшееся распространение идей социализма и помешать появлению новых очагов революции, европейские политические группировки выдвинули идею "третьего пути" развития в зоне, остающейся вне влияния СССР.
На таком, исторически невыгодном для евроцентристов, фоне и появились различные варианты создания Евросоюза. Однако, анализируя события того времени, мы приходим к заключению, что таким, отметим, заранее не предусмотренным политическим маневром, на самом деле, им удалось на некоторое время замедлить быстрый рост левых сил и ослабить их позиции в обществе. Хотя до сих пор существует немало левых партий со схожими с первым вариантом программами по обеспечению социальной защиты населения, роста роли государства в финансово-экономической сфере.
Однако после Второй мировой войны восстановительные работы потребовали много времени и громадных усилий. На формирование и осуществление новой идеи ушли годы, а последующие события в СССР, особенно после смены политического руководства в середине 50-х годов ХХ века, дали серьезный толчок окончательному выбору системы управления государствами Европы в пользу богатых, технократов и мультимиллионеров. Лозунги социальной защиты и справедливого распределения были отодвинуты на второй план. "Третий путь" развития постепенно был вообще снят с повестки дня самого Евросоюза. Все основные механизмы и формы развития общества и государства были "подогнаны" под прокрустово ложе так называемой европейской демократии. Они были определены как некие универсальные евростандарты в экономике, политике и гражданском обществе, о которых мы с вами хорошо знаем не по наслышке.
Однако быстрый и неожиданный отказ от первой, более социальной и потому более выгодной для общества, модели и постепенный стремительный рост экономики, а также неумение воспользоваться собственными успехами в рамках наспех принятых еврозаконов привели к краху идеи полной либерализации финансового рынка и ущемлению социальной защищенности населения.
В конечном итоге, будучи тесно связанной с мировой финансовой системой, где доминирующую роль играют США, Европа дошла до нынешнего политического и глубокого социально-финансового кризиса, как части общемирового финансового предколлапсного состояния.
Тем не менее, как ни странно, третий путь развития не был отправлен в корзину истории. В начале 60-х годов ХХ века общими усилиями он был предложен странам арабского Востока и Африки, которые и стали называть странами "третьего мира". То есть им предложили тот самый путь, при попытках реализации которого первая европейская социальная модель потерпела неудачу. Причина проста: тогдашний уровень развития этих стран намного, если не сказать коренным образом, отличался от стран Европы, и они не были готовы к таким высоким стандартам и изменениям в социальной, политической и финансовой сферах. В провале этой модели по политическим соображениям, им "помогли" страны Запада с целью не допустить роста влияния коммунистической идеологии на арабско-африканском политическом пространстве. Тогда же были созданы первые радикальные религиозные движения, например, такие, как "Братья мусульмане" в Египте.
Однако, возвращаясь к европейским делам, хочется отметить, что идея евромодели была примерно такова:
1. Европейская социальная модель, направленная на усиление роли государства, увеличение социальных расходов, защиту трудящихся законодательным путем и справедливое распределение и регулирование.
Это явилось частичным копированием модели, работавшей после Второй мировой войны в Советском Союзе и странах Восточной Европы, и, естественно, было серьезным удалением от параметров довоенного капиталистического пути развития как США, так и самой Европы;
2. Либеральная социальная модель, в которой доминирующую роль играли бы сокращение государственных расходов на социальные программы, бесконтрольный свободный рынок труда и отсутствие четкой государственной позиции распределения.
Такая модель тоже была новацией в Европе, где развитие происходило медленно, и консерватизм во всех сферах жизни был сильным. Тем не менее, подобная социальная программа успешно применялась в англо-саксонском мире того времени. В конце концов, членство Великобритании в ЕС сыграло свою роковую роль. Эту идею поддерживали правящая элита, богатые еврограждане, крупные собственники. Она была близка к американской модели, основанной на либеральной экономике и мизерной роли государства в решении социально-экономических и финансовых вопросов. В ней роль государства в социальной защите человеческого труда была на низком уровне: минимум зарплаты (речь идет о европейских нормах), повышенные налоги и отсутствие законодательных ограничений, возможность большего обогащения богатых европейцев.
Сегодня Европа, как Западная, так и Восточная, стала заложником того самого ошибочного выбора второй модели развития, у которой так быстро закончился лимит дальнейшего продвижения, и рост капитализма по-европейски сам по себе остановился. Злые языки говорят, мол, нынче пространство современной Европы оказалось недостаточным для развития этой самой модели. А создавать империю за счет колонизации других стран уже стало невозможным. Поэтому, вот уже почти в течение 10-ти лет, Европу лихорадит. Сложилась такая непростая ситуация: чтобы выйти из кризиса, надо отказаться от прежней модели, реформировать системы бирж, банков и провести радикальные изменения в политике или заставить богатых поделиться нажитым.
Такие кардинальные реформы требуют сильной политической воли, соответствующих условий и, конечно, не менее сильных и прозорливых политиков, экономистов и финансистов. Потенциально все эти условия в Европе имеются. Вопрос в другом: нынешние политические и финансово-экономические институты в Европе не готовы к такого рода радикальным переменам. Поэтому консерватизм и нежелание богатых европейцев расстаться с приносящими большие "нетрудовые" доходы источниками и условиями является главным, чуть ли не решающим, барьером для преодоления кризиса. Кроме того, любые серьезные реформы требуют немало времени, которого на сегодня у европейской политико-финансовой элиты попросту нет. Нужны годы для перестройки системы взаимоотношений в обществе - между гражданами и государством.
Скорее, поэтому "капитальный ремонт" или "перестройка" или, грубо говоря, "штопка" финансовых дыр на европространстве в целом не под силу нынешним европейским политическим и государственным деятелям. По этой простой, банальной, но основной причине, к великому нашему сожалению, социальный взрыв уже набирает силу, и скоро мы можем стать свидетелями нежелательного начала серьезных, трудных времен испытания на прочность наших европейских друзей …


P.S. В своем изложении я умышленно исключил возможность поиска выхода из кризиса путем втягивания народов Европы в региональные войны. Я исхожу из того исторического опыта, что "политики затевают войну чтобы удержаться у власти, когда в мирное время им не удается сделать что-либо стоящее".
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 20.09.11 | Просмотров : 2861

Рекомендуем