Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Религия Терпимость – суть веры
Напряженные взаимоотношения между людьми разной веры, по большей части, лежат в плоскости религии, Они создаются ими самими, на основе как их собственных видений и представлений, так и потребностей времени. Однако путать веру, изначально присущую человеку, с религией, которая появляется в его жизни намного позже, и делать на этом основании неправильный вывод, является одним из самых серьезных пороков всех обществ, где столетиями существуют разные религиозные структуры

В противовес этому историческому недопониманию стоит такое гуманное и высоко цивилизованное понятие, как толерантность, и ее, без очевидных доказательств, все время тесно связывают с сущностью той или иной религии. Однако, как я полагаю, корни толерантности не следует искать в самой религии, так же, как и самого Бога. Это бесполезное занятие, и к желаемым результатам оно никогда не приводило и вряд ли приведет. Как ни странно и ни парадоксально, но это стремление часто работает против самой религии. Практика реализации веры показывает, что главные зерна религиозной терпимости имеются там, где, практически, отсутствуют национализм и этноцентризм, где любовь к родине и своему народу, а также глубокая вера в избранного единственного Бога не обусловлены ненавистью к людям другой национальности, другого вероисповедания. В таких реалиях, где присутствуют любовь и взаимоуважение, только и возможно приобщиться к божественности бытия и сосуществования
Что же касается собственно религиозной толерантности, то она, по моему убеждению, является только частью общей системы взаимоотношений в обществе, где, как правило, отсутствуют национализм, национальное тщеславие и религиозный экстремизм. Главное заключается в том, удается ли сохранить общественные отношения в равной удаленности как от национализма, так и от религиозного экстремизма. Это сверхзадача для политиков, которые, по вполне объективным причинам практического характера, вот уже столетиями не могут найти и предложить обществу приемлемый универсальный вариант. Но такие безрезультатные поиски ведутся еще с античных времен.
Дело в том, что между национализмом и патриотизмом, так же, как между религиозным экстремизмом и толерантностью, существует глубокая пропасть, из которой, при крайней необходимости, может «вынырнуть» лишь двойственная посредственность. Именно она не устраивает многих, и люди стремятся загнать ее обратно. В подобных случаях оба варианта – как национализм (религиозный экстремизм), так и патриотизм (терпимость) - существуют независимо друг от друга. Столь неустойчивое, пограничное, состояние в обществе, в котором царит национализм, и где-то, в уголке, приютилась религиозная толерантность, скорее, искусственно созданное исключение, чем нечто позитивное, что могло бы быть принято большинством населения той или иной страны как общие и приемлемые правила сосуществования.
Предваряя вопрос о сути патриотизма и национализма, как важных определителей религиозной ненависти или религиозной толерантности, я полагаю, что патриотизм, как проявление искренней, независимой любви к собственному народу, не может иметь образ врага. В любой религии можно найти, и находят, десяток положений, говорящих о превосходстве одной религии над другой, что не может служить проявлением терпимости к последователям других религий. Я не говорю уже о тех, кто придерживается светской идеи, научного трактования создания мира, исключая роль Всемогущего Бога. Значит, им - патриотам, чужды большие и глубокие духовные переживания, и над ними не довлеет «груз» национализма, образ мнимого врага, которого надо победить любыми способами.
Патриот, по сути, не может раздвоиться, т.е. быть одновременно патриотом и националистом, или же - религиозным экстремистом. Последнему, по недопониманию сущности этого явления, почти всегда приписывают крайне негативный смысл. Хотя экстремизм, по словарному значению, это просто неприятие веры другого человека, что в данном контексте далеко не одно и то же, как и понятия радикализм, терроризм и нетерпимость в религии.
Все вероисповедания, как основа создания разных религиозных структур, как целая система предписаний, правил, запретов, дозволений, являются взаимно толерантными и относительно приемлемым и для нормальных, не вражеских, отношений между их последователями. Они, по большому счету, рассчитаны на организацию взаимоотношений между верующими и религиозными людьми.
Тут необходимо пояснить, что верующие и религиозные – это не одно и то же. Религиозный – тот же верующий, который строит свою жизнь и взаимоотношения с другими людьми только на основе религиозных установлений, тогда как у верующего, быть может, нет такой необходимости. Верующий может не быть религиозным. Это большинство людей. Для них вера – это внутреннее состояние, дело души, сугубо индивидуальное дело, говоря образно, непередаваемые личные взаимоотношения с Богом. Религиозный человек – это вера + практика веры в жизни.
При нынешних условиях, когда есть и демократические светские системы, направленные на урегулирование всех форм отношений в обществе, религиозные правила выступают как дополнительные средства организации межчеловеческих отношений, как фактор личностный.
Нет, да и не может быть, одной веры против другой! Каждая вера, появляясь, существовала, и может существовать, независимо, не мешая другой, поскольку объект веры – Бог – Неделим, Он - Един. Только пути к Нему могут быть разными, что и находит свое отражение и изложение во многих священных книгах – Торе, Библии, Коране, буддийских трактатах. Именно нескончаемый процесс поиска различных путей приближения к Богу является главным в развитии и сохранении разных религий. Этот процесс, как свидетельствует история возникновения религий, часто приводит к делению религии на несколько конфессий, направлений, деноминаций, сект, церквей. Как бы странно ни звучало, именно это разделение является одним из серьезных факторов долголетия важнейших положений религии, т.е. сохранения основы основ любой из них. Таким необычным образом вопрос сохранения чистоты религиозных канонов и догм постоянно остается в поле зрения верующих. В любом варианте любая секта, может быть, даже не понимая этого, служит тому, что ее корни связаны с «корнем» большого разветвленного дерева – самой сутью религии. Объяснение просто: если бы не было самой религии, то сектам было бы неоткуда появиться. Это важно.
Исходя из содержания вышесказанного, можно уверенно говорить о том, что в абсолютном большинстве случаев только религии, т.е. структуры проявления веры, могут иметь в своей сути и по отношению к другим религиям множество противоречий. Религиозные системы взглядов на мир, как правило, серьезно отличаются друг от друга. Однако мотивы вероисповедания одного человека объективно не могут стать на пути человека с иной верой, поскольку она – вера - является внутренним, духовным, состоянием, делом сердца, и туда, по всей вероятности, врата для чужака закрыты. Говоря образно, путь к Богу прямой, и он нигде не пересекается с другими путями миллионов последователей религий мира. Параллельность путей сближения с Богом – основной фактор веры.
В последние годы очень много и правдиво говорят о толерантности, религиозной терпимости в Азербайджане, связывая их со многими немаловажными факторами: с нашей историей, традициями, даже политикой. Не исключая их роли в проявлении религиозной терпимости, я убежден в другом. Мы, азербайджанцы, веротерпимы, да и вообще толерантны в широком смысле этого понятия, потому, что мы – не националисты, не этноэгоисты и не этноцентристы. Здесь достаточно отметить, что уже не одно столетие в нашей стране живут более 20 национальных меньшинств, каждое со своей верой, языком, материальной и духовной культурой. В нашей стране, наряду с мечетями, функционируют православные и католические храмы, синагоги.
Плохо это или хорошо, но религиозная и национальная толерантность в характере азербайджанца в течение многих столетий не претерпела изменений. Она лежит в основе его образа жизни, поведения, в его отношениях с представителями других народов, других религий. Это главный аргумент в пользу продолжительной и стабильной толерантности азербайджанцев. Это в их крови, в их генах. Даже там, где стоило бы проявить национализм или религиозную нетерпимость, у азербайджанцев это не получается, или она бывает недостаточной по определению.
Мы не можем навечно объявить какой-то другой народ своим врагом или посчитать себя непримиримым противником кого бы то ни было. Это мы унаследовали от наших предков, и мы не в состоянии изменить себя. История народов-автохтонов, в том числе азербайджанцев, изначально населяющих Кавказский регион, подтверждает, что у них, ни в далеком или близком прошлом, не было врагов среди этих самых народов. Ни с грузинами, ни с русскими, ни с каким-либо другим народом Кавказа у нас проблем не было. Азербайджанцев устраивала взаимная дружба, широкая толерантность. Кроме того, известно, что исторически сложилось так, что у азербайджанцев немало наследников от смешанных браков. Азербайджанские мужчины часто брали в жены представительниц других народов и обзаводились детьми. Такой душевный «порыв» остается даже в нынешних неблагоприятных для долгой и содержательной дружбы условиях. Мы имеем то, что имеем, хотя многие считают такое поведение нашей слабостью, непозволительной забывчивостью, уступчивостью.
Пусть каждый думает так, как ему удобно, в силу своих знаний, воспитанности, разумения. Думать не запретишь. Даже всемогущим богам не удается заставить разумного человека не думать или думать так, как предписано в священных писаниях. Но я полагаю, что сложившаяся веками наша религиозная, и даже этническая, терпимость исходит из одного источника – отсутствия национализма, главным условием существования которого является образ врага с другой верой, другой национальностью. Патриоты, т.е. не националисты, лишены всех этих, я бы сказал, навязчивых пороков жизни и быта некоторых наций современного мира.
Если мы попытаемся искусственным образом «выдрессировать» в себе чувство национализма, то, уверен, он, «кусаясь», будет неуклюже скалить зубы, а мы сами - стыдиться и думать «какие же мы никудышные актеры, у которых нет умения, не хватает опыта, внутренней собранности, чтобы продемонстрировать свой идеал!?». Ибо этот «идеал» должен сидеть внутри человека и оттуда диктовать свою волю и добиваться нужного результата.
Нам, к счастью, этого не дано, и, слава Богу, что мы не больны национализмом, нет у нас ненависти к другим народам. Эта одна из важнейших отличительных особенностей нашего народа и стала краеугольным камнем нашей религиозной толерантности, дружеских взаимоотношений с последователями религий мира. Я мог бы привести массу примеров и сравнить наш народ с другими, даже с нашими единоверцами. Но мой патриотизм и, следовательно, религиозная терпимость не позволяют сделать этого. Внутренний настрой моего сердца, подчинившего себе и мой разум, как следствие, воспитал во мне новые эмоции – устойчивое чувство любви к человеку другой веры и национальности, к человеку, созданному, как и все мы, одной великой природой.
Я искренне предпочитаю оставаться таким, какой я есть. Это мое, и вообще наше, неотъемлемое право и, что немаловажно, достаточно существенная часть обычной жизни, достоинства азербайджанцев в целом. Я уверен, что, несмотря на вызванные обстоятельствами временные яркие вспышки, похожие на национализм и религиозный экстремизм, многие из вас думают и поступают так же, как наши предки и абсолютное большинство соотечественников в Азербайджане и за его пределами. Они искренне проявляют религиозную и национальную терпимость, за что светлые умы других народов приводят нас в качестве примера, достойного всяческого подражания и искреннего уважения.


P.S. Данная статья была написана и в сокращенном варианте опубликована в газете «Эхо» (N128 (2569), 19 июля 2011 г.). К сожалению, мои прогнозы, высказанные в ней, почти полностью подтвердились во время трагических событий в Норвегии (22 июля 2011 г.), где был совершен крупный теракт, который продемонстрировал синтез крайнего радикал-национализма и навязчивой идеи религиозной ненависти. Однако, вопреки фактам и показаниям самого террориста – молодого норвежца Андерса Беринга Брейвика, - мировые СМИ и власти Норвегии умышленно стремятся убедить общественное мнение в том, что его злодеяния были лишь выражением исламофобии. Такие близорукие и неуклюжие попытки в стремлении фактически оправдать Брейвика могут ввести в заблуждение общественность Европы, в частности, в самой Норвегии. Более того, существует реальная опасность, что тем самым отвлекут внимание от нарастающей день ото дня угрозы ультранационализма, который в христианском обрамлении может привести к еще большим трагедиям и потрясениям для многих народов, в первую очередь в самой благополучной, на первый взгляд, Европе.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 06.10.11 | Просмотров : 2490

Рекомендуем