Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Политика Диалог «власть-религия», как гарант стабильности
(Опыт России и Азербайджана)

То, что религия и все, что происходит под эгидой религии, по моему убеждению, имеет прямое отношение к политике, как отдельно взятой страны, так и мирового сообщества. Отделить их друг от друга или изолировать религию, объявив ее лишь частным делом или, скорее, внутренним состоянием гражданина, – дело нелегкое, и опыт СССР показал, что это невозможно, с одной стороны, и чревато изменением отношения гражданина к системе власти, с другой.
Человек рождается с верой в душе. Она реализуется в религии, которая, в свою очередь, является ни чем иным, как идеологической структурой, регулирующей поведение и поступки человека по вере… Все остальное для религиозного человека имеет второстепенное значение.
Здесь, конечно, я отделяю верующего от религиозного… Независимо от самого человека, он существует с верой в душе, т.е. он – верующий, по определению, а религиозный – тот, который реализует свою веру на практике, соблюдая все предписанные религией правила, что нашли свое отражение в священных (Тора, Библия, Коран) или просто этических (буддизм) книгах. Это серьезно отличает верующего от религиозного, независимо от религии, как некой системы универсальных ценностей.
Поэтому, человек, верующий он или религиозный, существует в идеологической системе, господствующей в той или иной стране. Отделить верующего от его потенциально религиозного будущего практически невозможно. От первого – от веры, до второго – до религии, всего-то один шаг. Совершив первый намаз, крещение, обрезание, человек вступает в лоно религии, где его ждет все остальное религиозное…
Общеизвестно, что выше сказанное относится ко всем привычкам, поведенческим особенностям любого человека. «Лиха беда начало!» – эта пословица полностью применима и к только что сказанному. Это относится и к двум важнейшим базисным основам внутреннего состояния человека – к добру и злу…
Стоит совершить всего лишь один шаг в ту или другую сторону, – и она, ситуация, притягивает человека как магнит, засасывает как болото…
Все хорошие и недобрые поступки человека, в принципе, зависят от этого, скажем, робкого, с позиции познания, поступка. Закурив первую сигарету, приняв первую дозу наркотика, своровав впервые, убив кого-то впервые, – и человека изнутри что-то толкает к повтору, меняется поведенческий код этого индивида, и все его дальнейшие действия подчиняются изменившему содержимое коду. Это уже происходит на уровне подсознания, изменить которое неподсильно самому человеку. Он уже находится в другом измерении.
Так происходит и с религиозным человеком, с добродетельным, занимающимся благотворительностью индивидом.
Именно отсюда берет свое начало определение места человека в обществе, в политической системе, в соответствии с идеологическими элементами в общей структуре регулирования взаимоотношений людей в обществе. Отсюда и исходит тезис о том, что любой диалог представителей разных конфессий является частью политики, которая в качестве основы управления государством, в силу своей важности, держит или должна держать всё происходящее в обществе под полным контролем.
Поэтому любой межрелигиозный диалог имеет прямое отношение к проводимой в стране политике, к основополагающим элементам идеологической системы. Диалог вне зоны политики тоже имеет отношение к политике. Но в таком случае он направлен против господствующей политической системы государства.
Политика, отвергающая религию, также вредна, как и религия, не принимающая в расчет проводимую в стране политику, и, как правило, она служит противостоянию, противоречиям между гражданами страны, верующими и властью, которые, хотят они этого или нет, вынуждены определиться со своим местом в общей системе гражданского общества…
Но сегодня мы наблюдаем оба примера, и можем с легкостью судить о том, к каким результатам приводит то или иное взаимоотношение, взаимосвязь религии и политики или игнорирование одной другую…
Далеко ходить или по крупицам искать доказательств не нужно. Достаточно сравнить страны Европы, которые, в силу своей сегодняшней политики, свели влияние католицизма или религии вообще на нет, и результаты налицо – полный хаос в системе ценностей, как семейных, так и морально-этических, – гомосексуализм, однополые браки, игнорирование всех норм религии, регулировавших столетиями взаимоотношения людей в обществе… Каковы последствия всего этого, - мы видим.
Далее – отношение к религии, межрелигиозному диалогу в Российской Федерации, Азербайджане и других странах СНГ.
Я остановлюсь на примере двух стран – России и Азербайджана - из-за того, что в одной из них доминирует христианство в форме православия, во второй - ислам, который испокон веков имеет два непримиримых между собой течения – шиизм и суннизм.
В обеих странах за последние десятилетия поворот в сторону сохранения морально-этических семейных ценностей связан с их позитивным и тесным отношением к религии.
Причина в следующем: я буду предельно откровенен, и выскажу свою точку зрения.
В обеих странах на данный момент, в силу определенных причин, как и в других странах СНГ, за редким исключением, отсутствует четко сформулированная национальная идеология.
В России она могла бы привести к появлению радикал-национализма с переходом в шовинизм. Поэтому в качестве объединяющей системы в обществе избрана православная культура, у которой были и есть идеологические, национальные корни, и они уже приносят свои позитивные плоды… Кроме того, самое главное заключается в том, что православие не претендует на политическую власть… Это и есть основная причина замены национальной идеологии на православную культуру и ее ценности… Это является совокупностью религиозного и национального, и не очень раздражает представителей других религий, у которых имеется достаточно свободы, чтобы практиковать свою веру в жизни и деятельности.
В Азербайджане, небольшой, по сравнению с Россией, стране, в силу присутствия этнических проблем, сформировать национальную идеологию пока полностью не удается. Имеется приемлемая идея – азербайджанство, но создать на его основе целостную идеологию титульной нации, удельный вес которой в стране составляет более 95%, может привести к вспышке тлеющего до сих пор сепаратизма с дальнейшими неблагоприятными последствиями для самой государственности Азербайджана.
Точно так же тенденция использовать религию – ислам, - как основу для объединения титульной нации и национальных меньшинств (которых в Азербайджане более 20), встречает на своем пути серьезные препятствия.
В отличие от, как известно, русского и грузинского православия, так и армяно-григорианства, ислам с начала своего возникновения претендовал и продолжает сегодня претендовать не на участие в управлении государством, как православие в России, а на саму политическую власть. Именно эта особенность мешает власти прийти к консенсусу в такой непростой проблеме, как способная объединить всех национальная идеология государства. Однако, это не мешает строить отношения с религией в пользу сохранения политической стабильности и морально-этических, семейных ценностей, а также, конечно, диалогу между различными религиями, веками существующие в Азербайджане…
Власть учитывает все минусы и плюсы обращения к религиозным ценностям, имея в виду вышеуказанный фактор. Такое отношение помогает власти сохранить имидж толерантной страны, и пока что единственного реального центра мультикультурализма в целом.
К идее мультикультурализма мое личное отношение смешанное и, скорее, отрицательное. Во всяком случае, в Западной Европе, где он и зародился, его распространение привело к негативным результатам. Фактически из-за него и возник радикал-национализм, что, в свою очередь, и приводит к серьезным противоречиям, разъединению населения на национальные, этнические группировки, враждующие между собой.
Появление националистических движений и партий, скорее, связано с этим фактором. Но в реалиях Азербайджана он превзошел все ожидания, и стал важным стимулом для единения титульной нации с национальными меньшинствами. И это, в целом, компенсирует недостающую часть национальной идеологи. В том смысле, что рассчитывать на лояльность религиозно-национальной массы людей к проводимой в стране политике мультикультурализма и равных условий для всех религиозных течений, за исключением тоталитарных, радикально настроенных адептов той или иной религии или течения.
Думаю, что эти примеры могут стать доказательством мнения о том, что межконфессиональный диалог по праву является неотъемлемой частью политики, а значит, определяет стержень взаимоотношений государства и религий.
Такое либеральное состояние пока устраивает обе стороны – политическую и религиозную, - что дает возможность держать под неким устойчивым контролем ситуацию в стране.

Значит, необходимо создать самодостаточную идеологическую структуру, превратив саму идею «Азербайджанизм» в важный, главный объединяющий фактор общества.
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 28.02.18 | Просмотров : 670

Рекомендуем