Главная Карта сайта E-Mail
Навигация по сайту

Статьи

RSS / РСС
 





Введите слово для поиска :
Публициcтика Цена пальцев дяди Малика
Часто люди отказываются от дачи свидетельских показаний в суде против преступников. Однако, они не просто не желают выступать в судебных заседаниях, но даже не хотят давать показания в полиции. Они часто попросту боятся мести со стороны подсудимого либо его родственников и подельников. Нередко такое происходит потому, что у нас нет закона о защите свидетеля, как это принято на Западе. Если проанализировать факты последних лет, то, в принципе, понятно, что такие люди поступают правильно. Они защищают жизнь как собственную, так и своей семьи и родственников, хотя гражданский и человеческий долг подсказывает, что мы должны способствовать разоблачению того, кто преступил закон, совершил противоправные действия, покушался на жизнь или имущество законопослушного гражданина, на устои общества, в котором находится. Но есть люди, которые, наоборот, считают, что быть безмолвным свидетелем, фактически, означает пассивное пособничество преступнику. 
Однако, надобно ли вмешиваться, грубо говоря, в драку? Многие отвечают: нет, не нужно, да и не стоит! Я их не виню и не осуждаю, но по-человечески понимаю. Каждый имеет право самому решать, что делать, как поступать в тех или иных ситуациях.
Расскажу об одной из них. Это реальный случай. В начале 70-х годов XX века я с одним из своих родственников прогуливался по Баку, возле кинотеатра «Азербайджан». Его зовут Малик, и он сейчас жив. На наших глазах разгорелся спор между двумя молодыми людьми, и началась драка. В ход были пущены кулаки, а затем и нож. Родственник мой был образцовым комсомольцем и знал некоторые приёмы рукопашного боя. В течение нескольких секунд ему удалось разнять дерущихся и отнять у одного из них нож, после чего парни быстро разбежались в разные стороны.
Малик остался стоять посреди улицы, и его правая рука истекала кровью. Его отвезли в больницу, сделали перевязку, и мы получили справку об этом. Но ему долго пришлось ходить в милицию, писать объяснения и давать показания. Всё это воспринималось нормально, даже кто-то из милицейских начальников его похвалил и похлопал по плечу. Но… потом выяснилось, что у него повреждено сухожилие руки, а восстановить его не представляется возможным. С того времени наш дядя Малик (мы его так называем, ибо он старше нас) не может пользоваться тремя пальцами на правой руке.
В связи с этим напрашивается вопрос: нужно ли было ему вмешиваться в драку и разнимать незнакомых ему молодых «горячих» парней? Он до сих пор считает, что поступил правильно. Это, конечно, его право, скорее, правда. Как говорят, «не суди, и не судим будешь!» Нам тогда даже не удалось выяснить личности дерущихся, а пальцы дяди Малика стали жертвами его спонтанной реакции на событие. Таких случаев и сегодня немало.
Мы долго с ним обсуждали произошедшее, и даже сейчас вспоминаем тот самый случай, который имел место более 30 лет назад. И всегда беседа заканчивается почти одними и теми же словами: «Чему быть, того не миновать!» Это, мол, было предопределено свыше. Его пальцы, быть может, спасли человеку жизнь. Утешать себя такого рода мыслями, конечно, более чем удобно. Другого варианта всё равно не существует.
Прошлого не вернуть. Но часто дяде Малику задают риторический вопрос: а стоила ли опасность для жизни неизвестных тебе людей твоих трёх пальцев? Он, как и тогда, убеждён, что ему не жаль своих пальцев, если они спасли чью-то жизнь. Ведь, не вмешайся дядя Малик, были возможны разные варианты: один из дерущихся мог ударить другого ножом и просто слегка ранить его; но мог и убить его! Если же всё обошлось бы только синяками у дерущихся, то все пальцы дяди Малика служили бы ему до конца жизни. Однако, дядя Малик справедливо говорит, что «гадать не стоит, я думал о худшем, и мои действия в тот момент не совсем зависели от меня – это не кто-то повредил мои пальцы, я сам полез на рожон».
Но в последующие годы я что-то не замечал за ним желания оправдать своё вмешательство, хотя раньше он считал себя правым. Может, он оценил по достоинству поговорку «Двое дерутся, третий - не мешай!» Дядя Малик стал стесняться своей, так сказать, лёгкой инвалидности, и ему не раз приходилось, оправдываясь, рассказывать историю той драки, невольным участником которой он стал. Вместе с тем она сыграла «важную» роль в его жизни – в создании семьи, в устройстве на работу, в дружбе с людьми, т.е. определила его дальнейшую непростую судьбу, если так можно выразиться.
Недавно мы отмечали 70-летие дяди Малика и вспоминали про ту драку. Он гордо сказал, что поступил тогда по совести, и готов повторить свой поступок. Он сказал очень важные слова: «Человек по жизни должен быть готов ко всему. Если ты ввязываешься в смертельный бой и умираешь, то это означает лишь то, что ты просто приблизил свою смерть, освободил данную тебе Богом душу. Если только глядел на то, как умирает человек от руки другого, более жестокого, то, значит, ты умер морально, утратил достоинство, честь и высокое имя Человека!»
Ответ был настолько категоричным и конкретным по сути, что все собравшиеся на юбилей дяди Малика хором поддержали его и подняли бокалы за достойного Человека, выполняющего свою высокую миссию – носить имя венца творения Всевышнего. Я тоже был среди аплодирующих ему родственников, и был рад и горд за него – за своего дядю Малика!
TEXT +   TEXT -   Печать Опубликовано : 19.10.09 | Просмотров : 3445

Рекомендуем